Самогонщица Лукерья

Птицы в роще чистят перья,
Скоро будет пять.
Самогонщица Лукерья
Не ложилась спать.
Долго выручку считала,
Даже бедная устала,
Но ее дела идут “на ять”!

От недальнего погоста шорохи плывут –
Летом это очень просто:
С кем-то мять траву.
Но не почта и не птица
К самогонщице стучится, –
Батюшки, так ставни оборвут!

Это мается с похмелья молодой профорг…
Тихо двери заскрипели,
И начался торг.
Этот парень ходит парой
Со своею стеклотарой,
Никогда, шельмец, не просит в долг.

Проворчала мать Лукерья:
“Надо ж знать и честь!”
Птицы в роще чистят перья,
Скоро будет шесть.
Но задами катит кто-то,
Весь бинтами перемотан:
“Что, – кричит, – Лукерья, выпить есть?!?” Э
то новый участковый, младший лейтенант.
Непонятно, как такого, бьет его жена?
Ну зачем ломать карьеру молодому офицеру,
Наливай, Лукерьюшна, вина. И до дна!

“Самогон – не для милиций…” –
Слышится дискант.
Это прет опохмелиться сельский музыкант.
Он бродяга и бездельник,
Не имеет крупных денег,
Только неприятности в ДК.
Он Лукерьюшке-царевне заложил жилет.
Просыпается деревня –
Снова пьяных нет.
Безо всяких репетиций
Хором спели песню птицы,
На востоке занялся рассвет.

Мать Лукерья в дремной неге
Деньгам счет ведет.
Спит в телеге муж-бутлегер, дядюшка Федот.
Он губой прилип к окурку
И во сне мурлычит “Мурку”,
И во сне учительницу ждет.

Самогонщица открыто смотрит из окон,
Величаво у корыта хрюкает бекон.
На перину повалилась,
Покрестилась, помолилась:
“Боже, поддержи сухой закон!”

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты