Я милого узнаю по походке

Я милого узнаю по походке.
Он носит, носит брюки галифе.
А шляпу он носит на панаму,
Ботиночки он носит «нариман».

Зачем я вас, мой родненький, узнала?
Зачем, зачем я полюбила вас?
Ах, раньше я этого не знала,
Теперь же я страдаю каждый час.

Вот милый мой уехал, не вернется.
Уехал он, как видно, навсегда.
В Москву он больше не вернется,
Осталась только карточка одна.

Я милого узнаю по походке.
Он носит, носит брюки галифе.
А шляпу он носит на панаму,
Ботиночки он носит «нариман».

Две последние строки повторяются

Расшифровка фонограммы Ларисы Крыловой, аудиокассета «В нашу гавань заходили корабли. Новые встречи». Вып. 1. «Снегири-музыка», 2004.

Песня вышла с нотами в начале 1910-х гг. Ср. романс “Зачем тебя я, милый мой, узнала”  – видимо, он и является первоисточником песни. Есть параллели в тексте, и мелодия практически совпадает.

Зачем тебя я, милый мой, узнала,
Зачем ты мне ответил на любовь?
И горюшка тогда бы я не знала,
Не билось бы мое сердечко вновь…

В разных ваиантах ботиночки, в которых ходил милый, называют по-разному. Это были популярные в начале 20 века ботиночки со скрипом. Есть вариант “нариман” – якобы от названия фирмы. Первоначальная версия – “на рипах”, т. е. на специальных деревянных подошвах, издающих скрип (глагол “рипеть”, до сих пор бытующий на Юге России, означает “скрипеть”). “На рипах” пел Юрий Морфесси, а сегодня поет, например, Любовь Успенская.

Кроме того, обувь на рипах упоминается в одесской песне, фрагмент которой цитирует Александр Куприн в повести “Гамбринус” (написана в 1907 г., время действия – канун русско-японской войны 1904-1905 гг.):

“А рядом другая компания, стараясь перекричать первую, очевидно враждебную, голосила уже совсем вразброд:

Вижу я по походке,
Что пестреются штанцы.
В него волос под шантрета
И на рипах сапоги”.

Закладка Постоянная ссылка.