У самовара я и моя Маша

Слова и музыка Фанни Гордон (Фаины Квятковской)

У самовара я и моя Маша,
А на дворе совсем уже темно.
Как в самоваре, так кипит страсть наша.
Смеется месяц весело в окно.

Маша чай мне наливает,
И взор ее так много обещает.
У самовара я и моя Маша –
Вприкуску чай пить будем до утра!

Польский фокстрот “Pod samowarem”, получивший большую популярность в СССР в исполнении Леонида Утесова. Написан в 1929 году Фанни Гордон (польск. Fanny Gordon), в будущем – Фаиной Квятковской (польск. Faina Kwiatkowska), проживавшей тогда в Польше уроженкой Ялты, для варшавского кабаре “Морское око” (“Morskie oko”) на слова владельца кабаре Анджея Власта (Andrzej Włast). Русский текст написан Фанни Гордон по предложению фирмы “Polydor Records” для записи на пластинку, которая в 1933 году поступила в продажу в Риге.

В том же году песня заимствована Утесовым и в феврале 1934 года записана им в Москве без указания автора. В те дни в Москве шло создание Фабрики звукозаписи, и “У самовара” стала первой советской пластинкой хорошего качества звучания.

В СССР песня продолжала бытовать без указания авторства, а с 1975 года – с фиктивным авторством “обработка Л. Дидерихса, слова В. Лебедева-Кумача”. В 1979 году по требованию самой Фанни Гордон, жившей уже в СССР, ее авторство было официально признано. Поясняя эту ситуацию, историк советской грамзаписи Глеб Скороходов пишет, что первый экспериментальный экземпляр утесовской пластинки вышел с бумажной этикеткой, подписанной от руки: “У самовара. Леонид Утесов”, а в тираж пластинка вышла с указанием только исполнителя – Утесова и обработчика мелодии – Симона Кагана (Г. Скороходов. Необходимое уточнение / “Аргументы и факты”, 1991, №13). При переиздании записей Утесова в 1975 году для обхода цензуры Утесовым была придумана фиктивная подпись “обработка Л. Дидерихса, слова В. Лебедева-Кумача”: ни Дидерихса, ни Лебедева-Кумача давно не было в живых, и претензий к их именам у худсовета быть не могло.

Еще песня:  Саша Ветер и Eva - Новогодняя

Другой широко известный исполнитель русской версии – Петр Лещенко, записавший ее на пластинку венского филиала фирмы “Columbia” в 1933 году (по другим данным – в 1936-37 гг.), добавив к двум строфам Фанни Гордон еще две:

Ночка снежная,
А у меня на сердце лето.
Жёнка нежная,
Пускай завидуют мне это!

Думы мои одне:
Побыть скорее с ней наедине.
Тёмна ночка покроет всё,
Не выдаст нас и будет точка.

У фокстрота есть также литовский вариант текста (лит. «Palangos jūroj»), который не позднее 1931 года исполнял в Каунасе и записал на пластинку один из родоначальников литовской эстрады Даниелюс Дольскис (Даниил Дольский, лит. Danielius Dolskis). С текстами Власта и Гордон он не связан:

Palangos jūroj nuskendo mano meilė
Ir šaltos bangos jos neatiduos…

(В Паланге в море утонула любовь моя
И холодные волны не вернут ее…)

Закладка Постоянная ссылка.
  • Самые популярные